НЕРЕАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ МАРИНЫ СВИНИНОЙ
Размышления о фотовыставке ╚Обитель сновидений╩
Марина Свинина в рекламе не нуждается, ибо она как бы неотъемлемая часть культурного ландшафта Иркутска.
Достаточно лишь упомянуть, что она дважды лауреат областной конференции ╚Молодость. Творчество. Современность╩. Ее работы не раз представлялись на областных, всероссийских (в том числе и персональных) выставках. В 1995г. в городе Линце (Австрия) также состоялась персональная выставка Марины.
Ее театральные фотографии печатаются почти во всех изданиях страны.
Вот и последняя выставка фотохудожницы, которая открыта в фойе Музыкального театра, ≈ тоже о театре. Только о театре абсурда, именуемом нашей повседневной жизнью.
Когда передо мной встал вопрос, идти или не идти на выставку, то я подумал: ╚Сходить, конечно, надо. А вдруг там блеснет что-то новенькое? Хотя я видел столько фотографий Марины, что вряд ли на что-то новое можно рассчитывать. Она, по-моему, уже достигла высот творчества, вышла, так сказать, на свое высокогорное плато, и теперь ей предстоит путь по очень высокой горизонтали. А горизонталь, даже у самого большого мастера, это все-таки не очень интересно, хотя и забавно...╩ Подумал и о названии выставки: ╚Обитель сновидений╩. Как там у Павла Флоренского? Я нашел ускользающую от меня цитату:
╚Все знаменательное в большинстве случаев бывает или через сновидение, или ╚в некоем тонком сне╩, или, наконец, во внезапно находящих отрывах от сознания внешней действительности. Правда, возможны и иные явления мира невидимого, но для них требуется мощный удар по нашему существу, внезапно исторгающий нас из самих себя╩.
Стоит отметить, что на выставке Марины Свининой я обнаружил все то, о чем писал Флоренский. Более того, я как бы увидел, вернее, обнаружил, и сентенцию испанского средневекового писателя Кальдерона, утверждавшего, что жизнь есть сон. А сон ≈ это, собственно, и есть настоящая жизнь души, менее скованной ночью, чем днем.
Одним словом, я увидел абсолютно новую, не знакомую мне доселе Марину с ее реальной нереальностью, когда она при помощи некоторой, порой весьма странной, театрализации нашей жизни пытается обнаружить в этой бутафорности ее обыденность, в которой (еще Федор Михайлович Достоевский говорил) ╚самое фантастичное ≈ это действительность╩.
Вот и на выставке Марины как бы сомкнулись, закольцевались эти две крайности ≈ театральной нереальности и прозы нашей жизни.
Я не стану описывать выставку. Хочу отметить, что во многих постановочных снимках Марины вы обнаружите загадочный, волнующий, прекрасный образ Незнакомки, которую великолепно ╚вживила╩ в ее работы чудесная актриса Ольга Румянцева.
Фотографии Марины ≈ мир фантазии, грез, причудливости; их восприятие строго индивидуально ≈ от восхищения до полного отрицания. И в этом тоже ее необычность и непохожесть. Что бы ни говорили о работах Марины, никто не будет оспаривать очевидный факт ≈ у нее неравнодушный, пристальный взгляд на наше бытие, нашу жизнь. Взгляд художника, Мастера. А это значит ≈ она еще не раз порадует нас своими фотографиями. И удивит. И заколдует...
Владимир Максимов.
╚Говорит и показывает Иркутск╩, 1996, 1 мая.