ВНУТРЕННЕЕ БЕЗМОЛВИЕ

Когда читаешь книгу, всматриваешься в картину или фотографию, слушаешь музыкальное произведение, что-то очень неуловимое и в то же время такое знакомое рождается внутри. Чудесное чувство красоты. Не привычной мозгу декоративной красивости, а именно красоты, как проявления чего-то высшего, которой пронизано все сущее. В этот момент неизменно думаешь об авторе. Как ему удалось заставить линии, слова, ноты звучать в вечной гармонии? Где появилась и как перетекла она на создание его рук?

Работы фотохудожника Марины Свининой из тех, что способны развернуть в тебе что-то безотчетное, дать ему проявитьcя, с чем ты и остаешься еще долгое время, пытаясь разгадать и перевести на язык слов.

Тихая комната, населенная множеством книг, картин, рисунков, фотографий, в этот вечер слушала разговор, а точнее, размышления своей хозяйки о таком обширном понятии - о гармонии творчества.

- Гармония сфер Вселенной соответствует значению Пи в физике и математике, звучанию ноты Ля и принципу золотого сечения. Это изучали еще Николай Кузанский, Леонардо да Винчи. Это то, что использовали архитекторы древности. То есть гармония есть не столько абстрактное понятие, сколько некий закон постигаемый в том числе и математически. Гармония - некий порядок, соразмерность всего. В начале века начались поиски в противоположной плоскости - решили, что открытия древности - это прекрасно, но нужен новый путь, заговорили об асимметрии и других анти-и а-.

Когда на основе этих тезисов пытаются доказать, что во Вселенной нет гармонии, то за этим ничего, кроме лености и неграмотности усмотреть нельзя. В эпоху Возрождения знание было синтетично, художник был и астрономом, и математиком, и естествоведом. Человек имел какое-то обобщенное представление о мире. Сейчас же все разграничено. Даже обращаясь к источникам Возрождения, выискивают что-то именно по своей теме, не обращая внимания на другие науки, с помощью которых можно получить более полную информацию. А ведь учителя мира говорят: "Изучить все явления природы и осознать их красотой - это значит - дать людям крылья".

- Так люди пытались расшифровать и подчинить своему творчеству высшую гармонию. А что за этим словом кроется именно для вас?

- Гармония - это внутреннее проявление любви. Я ни на кого не сердита, не обижена, у меня нет никакой тяжести на сердце. Я люблю этот мир. В этот момент с камерой в руках я работаю в состоянии максимальной собранности, никакая мысль или забота меня не отвлекает. А чтобы была свобода импровизации, нужен световой поток свыше, устремленный в сердце, тогда появляется дополнительная сила, которая и рождает импровизацию.

Вообще, гармония творчества складывается из отношений космоса и художника, художника и его произведения, произведения и зрителя.

- А гармония каких отношений для вас доминантна?

- Космоса и художника. Хотя бывает такое, что та красота, которую, скажем, видишь во сне, никак не передается здесь, в этом материальном мире, ну не стоят здесь так два предмета. И вот тогда я начинаю по-настоящему мучиться. Получается, что пара - художник и его произведение - остается без той самой гармонии. Но все же смысл в работе на гармонию сфер есть. Это невероятно трудно, до этого нужно дойти, довести сознание. И в какой-то момент подтверждение того, что ты работаешь на гармонию космоса, все же приходит. Как угодно. Когда угодно.

- А отношения произведения со зрителем в таком случае не страдают?

- Сейчас что-то такое творится... Возьмем те же СМИ, они оказывают огромное влияние на людей. Я не понимаю, зачем неглупым людям, работающим в них, настолько все ╚опримитивливать╩, сводить на животный уровень. Кто придумал, что человек такое животное, что хуже любого животного, что ему обязательно нужно испытывать какие-то зверские эмоции, наблюдать за насилием? Если на фоне всего этого не происходит стыковка произведения со зрителем, то лучше на будущее какую-то хорошую вещь создать, чем сейчас барахтаться, подыгрывая.

Но ведь в каждом человеке есть врожденное знание, которое не выражается словами. Если подумать, то получается, что все науки, все знания сводятся к одним и тем же вопросам - кто я такой, где я был, куда пойду. Такие детские вопросы, которые сопровождают всю жизнь. Взрослым нечего ответить на это, а ребенок. просто хочет вспомнить то, что знал. И вот это безмолвное знание - это та самая гармония сфер, поэтому так трудно бывает объяснить словами какое-нибудь произведение. Ты просто чувствуешь что-то и пытаешься вспомнить.

Оксана Лобанова,
Юля Рахвалова

╚Иркутянка╩, 2000, 23 сентября.