Досье "Копейки"
Марина Владимировна Свинина
Родилась 12 января 1961 года в г.Алзамае Иркутской области.
Родители: мама - библиограф, отец - археолог-этнограф.
В Иркутск приехала в 1963 году.
Неоконченное высшее образование - ИГУ, филологический факультет,
отделение журналистики.
Работала в театрах, в областном краеведческом музее, сотрудничала с
областными газетами и журналами.
С 1994 года член Союза фотохудожников России.
С 1997 года - свободный художник.
Две дочери - Александра и Ольга.
МАРИНА СВИНИНА: У КАЖДОГО СВОЯ МИССИЯ НА ЭТОЙ ЗЕМЛЕ
"Хиппи", - подумает человек, встретив ее на улице. "Улетная женщина", - говорят знакомые. "Интересный фотохудожник", - считают искусствоведы. Когда я зашла в квартиру Марины Свининой, все эти мнения слились воедино. На стенах висели портреты известных людей и фото самой Марины - с длинными волосами, в бандане. Беседовали мы сидя прямо на полу, так как в комнате-мастерской из мебели была только раскладушка. Впрочем, никакого неудобства я не испытывала.
Чутье художника
- Это Анатолий Кобенков, Владимир Соколов, Алексей Шманов, Евгений Евтушенко, Виктор Егунов, - начала Марина Владимировна знакомить меня со своим творчеством. - Фотографии десятилетней давности. Мне захотелось свести вместе своих друзей, которые, может, друг с другом такими и не встречались. И в этом году прошла выставка "Друзей моих прекрасные черты".
- Говорят, вы прямо на выставке дорабатывали фотографии, и теперь будете всегда так делать, чтобы люди видели творческий процесс?
- Нет, больше так я постараюсь не делать.Мне впервые не хватило времени. Когда выстраиваешь экспозицию, нужно учитывать три энергетических уровня - фотохудожника, его героя и самой фотографической материи, из чего возникают необъяснимые "нити" между работами.
- А как это поймет неискушенный зритель?
- Он будет чувствовать либо комфорт, либо дискомфорт. Либо интерес, либо
равнодушие.
- Вы помните свои ощущения, когда впервые взяли в руки фотоаппарат и произвели решающий щелчок?
- Еще в моем дошкольном возрасте я печатала фотографии вместе с отцом. Он доверял нам с братом "топить" пинцетом фотографии в ванночках. Во мне до сих пор не исчезает ощущение чуда, когда я вижу изображение, появляющееся на фотобумаге в проявителе. Сознательно фотоаппарат взяла в руки лет в 15. И больше никогда его не выпускала. Первые съемки - Иркутск. Три года снимала одноклассников. Первая проявленная цветная пленка оказалась снятая отцом за десять лет до того - я проявляла себя пятилетнюю. Как раз ту себя, которая впервые купала в ванночках фотографии. Так, словно я десятилетие ждала встречи с собою.
- Отец передал вам свои полномочия?
- Не совсем. От отца мне досталось лабораторное оборудование. А фотографией я увлеклась следом за мальчишками-одноклассниками. Соревновательный момент в детстве у меня еще присутствовал.
Я неплохо играла в хоккей и в младших классах мы вместе собирала марки. Для всех и марки и фотография оказались мимолетным увлечением, а я не бросаю ни то ни другое до сих пор.
- Кроме фотографии и марок, вы чем-то еще увлекались в юности? Может быть, писали стихи?
- Писала. А в 11 лет - повесть "Шуркина кавалерия". Про то, что в городе вышел приказ уничтожить всех лошадей. Одна девочка с друзьями спасла их. Скрывались в лесу. По стилю - типичная детская проза середины 70-х годов. Эта вещь так и лежит, написанная детским корявым
подчерком.
- Почему ваша семья переехала из Алзамая в Иркутск?
- Когда мне было три года, отца пригласили в Иркутский краеведческий музей директором. Сначала мы снимали квартиру, потом год жили прямо в кабинете отца, который находится в одной из башенок музея. Ютились впятером - родители, мы с младшим братом и бабушка, пока какое-то начальство не увидело маленьких детей, бегающих на рабочем месте директора. После этого нам дали нормальную квартиру.
- Вы, вероятно, сейчас с умилением смотрите на свои первые шаги в фотоискусстве?
- Тогда у меня был простейший фотоаппарат - "Смена". Я недавно наткнулась на старые негативы. Подивилась сама себе. В юности даже на "Смене" я смогла добиться такого качества, какое сейчас дается с трудом. Широкий кругозор первых "профессиональных" съемок. Постепенно интересы мои стали сужаться, пока не образовался один коридор, по которому я пошла вглубь.
- Вы говорите о театре?
- Да. Я училась в 7 классе, когда в нашу школу пригласили вести литературный факультатив известного иркутского писателя Бориса Черных. Именно он научил меня понимать театр, не бояться идти против течения и главное - не творить себе кумира. Начиная с 15 лет я постоянно ходила с фотоаппаратом и уже в школе начала снимать театральные постановки. В 1983 году Вячеслав Кокорин пригласил на должность штатного фотографа в ТЮЗ.
"Я не верю в бога, я его "знаю".
- Когда я стала исследовать суть, состовляющую различные религии, то обнаружила, что человек способен создать химеру, наполнить ее энергетикой, и она будет преследовать его. Но при этом совершенно не замечать действительных проявлений сокровенной Вселенной. Недавно не встрече с будущими журналистами в ИГУ, когда я комментируя фотографии, видимо, совсем задавила студентов эзотерикой, один из них спросил: "Вы хотя бы в Бога верите?". А я поймала себя на мысли: "Я не верю, я знаю", что и было моим ответом студенту под дружный смех аудитории.
- Что вы знаете?
- Я не принадлежу к тем людям, которые готовы молиться первому попавшемуся духу, обожествлять все что ни попадя. Анализ и логика идут всегда рядом со мной. И я стремлюсь к познанию, к способности различать тонкие проявления невидимого обычным зрением мира, учусь понимать законы, по которым он действует. Вы не будете наделять свой компьютер сверхъестественными регалиями, если знаете, как он работает. Неленивый человек просто изучит все возможные программы, принципы их действия, и найдет - какие провода надо поменять, чтобы он работал лучше. При этом я знаю, что компьютер, как и любой другой предмет или явление окружающего меня мира, реагирует на мое внутреннее состояние, на мое настроение. Это знание привело меня к глубочайшему осознанию ответственности за свои сокровенные мысли и чувства. Это не ментальные построения, а именно чувствознание. Последние 5 лет я читаю много литературы по шаманизму. Это самый древний способ познания мира, в нем хранятся глубинные знания. С него все и начиналось...
- Обратившись к шаманизму, вы не потеряли интерес к фотографии?
- Если мы определим шаманизм, как наличие сверхчувственных способностей и признание жизни и осознания у всего, что нас окружает, а не только человека, то я "шаманю" с 5-6 лет. Я уже тогда чувствовала то, что знаю сейчас. Даже мои детские игры были с участием каких-то духов, с которыми я делила еду, особенно, если за мной не подсматривали взрослые.
Каждый человек должен сделать в этой жизни что-то ценное. Я выбрала творчество. Работа фотохудожника - это один из способов познания материи мира. И шаманизм не сделал меня равнодушной к фотоискусству. За последние пять лет я подготовила две выставки с нуля. Это серия портретов для Еврейского культурного центра и "Байкальские мифы". А в последнее время я чувствую, что вновь готова сменить курс. Что это будет - пока не знаю. Почему-то я стала на много быстрее осуществлять свои проекты. А сполна познав какой-то уровень, сознание неизбежно стремится переключиться на что-то другое, и некоторое время просто блуждает в поисках следующего ╚объекта познания╩.
- Вы медитируете?
- Конечно.
- Какой эффект дает медитация?
- Вообще, я считаю, что творчество - это активная медитация. Это привлечение неизвестных энергий из космоса. Или исследование новых областей своего энергетического тела. Ощущения неописуемые. А насчет реального эффекта - например, я бросила курить. Причем так, словно никогда и не нюхала дыма.
- Некоторые люди считают, что женщинам опасно заниматься медитацией - они могут не выдержать информационно-энергетической нагрузки.
- Это предрассудки. Двух тысячелетий оказалось достаточно, чтобы женщина перестала верить в себя и знать свои возможности. Все практики рассчитаны на мужской тип организации энергии, женский тип совершенно отличен от мужского. На самом деле женщина восприимчивее к тонким энергиям, чем мужчина. Благодаря тому, что у нее есть матка. Это, в первооснове, не столько орган воспроизведения земного потомства, сколько космический локатор, если можно так выразиться, через который - в любой женщине, знает она о том или нет - совершается энергоинформационный обмен с космосом. Мужчина воплощает полученную женщиной информацию в конкретное дело. Поэтому общества, в которых женщина поставлена в положение рабыни, обречены на информационный голод и не способны к развитию.
- Получается, что в поговорке "Жена - шея, а муж - голова. Куда жена повернет, туда муж и идет" есть рациональное зерно.
- Может быть. Мое внутреннее видение иногда обостряется, и я вижу, на сколько люди иссушены, блеклы и ╚выпачканы в саже╩. Сажей воспринимаются те искаженные информационные сгустки-паразиты (навязываемые ТВ, прессой, обществом), которыми люди пользуются, замещая ими энергии жизни, идущие из космоса. И питая их своей жизненной энергией.
- Никакой надежды на выздоровление общества нет?
- Оно должно начаться изнутри и происходить постепенно.Это болезненный процесс. Но то √ как происходит выздоровление √ в большей мере зависит от того, на сколько вы ему препятствуете, сопротивляетесь. Чем меньше сопротивления, тем быстрее и легче достигается результат.  С 1997 года Земля вошла в Сатья-югу - святую эпоху. Человек начнет развиваться, а его сверхспособности - раскрываться. Один из интереснейших эффектов, который может нас ожидать в будущем - люди не смогут лгать друг другу, потому что информация об их мыслях и чувствах будет ярко светиться в их, доступных видению, тонких телах. А само видение будет столь же естественным явлением, как и физическое зрение сегодня.
Миссия каждого.
- С такой философией вам не одиноко в этом мире?
- С самой древней, которая отчасти выражена в шаманизме. Я всегда стремилась к уединению. Оно - плодотворно. Одиночество - это когда не с кем поговорить. И это разные вещи. Все чаще сталкиваюсь с тем, что вопросы, которые у меня возникают, вызывают в людях панику. Очень мало кто серьезно задумывается о смысле жизни, и чаще всего просто раздается вопль: "Я ничего не хочу об этом знать!".
- У вас не было желания уйти в лес и жить отшельницей?
- Зачем? Считается, что надо обладать силой для того, чтобы уйти из мира в удаленный монастырь, на самом же деле, в монастыре остаются слабые люди, которые, живя в мире, не могут справиться с мирскими соблазнами.
- Вы много путешествовали по стране и за рубежом?
- В 80-е годы было возможно путешествовать по нашей стране. Как только я уходила в отпуск, хватала своих девчонок, и мы отправлялись по городам России. Я успела показать им Киев, Минск и Таллин до того, как они стали странами ближнего зарубежья. Сейчас дочери выросли и путешествуют самостоятельно.
- Дочери разделяют вашу жизненную философию?
- Пока были младше - да. Сейчас, когда им по 20-21 год, они "страдают самоопределением", как я бы выразилась. Поэтому бывают моменты, когда мы, как лебедь, рак и щука, идем в прямо противоположные стороны, на что я смотрю "философски" и  чаще всего - не вмешиваюсь.
- Вы считаете, что они добьются в этой жизни большего, чем вы?
- У каждого своя миссия на этой земле.
- У вас есть ученики?
- Лет десять назад молодой фотограф Алексей Морозов учил себя фотографии, активно общаясь и всматриваясь в кухню творчества мою и Александра Князева. По своему опыту знаю, что научить чему-то можно только того, кто готов учить себя сам.
Елена Пшонко.
╚Копейка╩, 2002, 28 мая.